Типография Мичуринск-Тамбов

Сегодня

Среда, 25 января 2017
vkontakte twitter facebook

«Тигры» горят

Номер газеты: 
50
Дата публикации: 
14.12.2016
Страницы боевого пути танкиста Ивана Гусева.
Солдатам Великой Отечественной, их доблести и мужеству «Трудовая слава» посвящает проект «Мы помним!», в рамках которого продолжает работу по выяснению фронтовой судьбы сампурцев – как павших, так и вернувшихся с полей сражений той страшной войны. 
Надеемся, что к нам присоединятся и наши читатели, чьи отцы, деды и прадеды защищали Родину с оружием в руках или приближали мир напряжённой работой в тылу.



Старая фотография

В Верхоценской школе, в собранных ребятами материалах о земляках-ветеранах Великой Отечественной войны, можно увидеть фотографию Ивана Михайловича Гусева.
Из краткой информации, почерпнутой, видимо, от родственников, юные поисковики установили, что он родился 15 июля 1915 года в Верхоценье, откуда и был мобилизован в Красную Армию в 1941 году. 
Тогда же Ивана Гусева направили в Челябинск - осваивать воинскую специальность танкиста. На фронт он попал 7 июля 1943 года. Воевал на Курской дуге, освобождал Киев, Польшу, штурмовал Берлин. Там и встретил Победу. Награждён орденом Красной Звезды и медалью «За взятие Берлина». Вот практически и всё…
Дело в том, что в своём время  Иван Михайлович уехал из района и последние годы жизни провёл в Волгоградской области. 

На фронт или в учебный полк?


Отправной точкой нашего исследования стал наградной лист от 18 августа 1943 года, в котором командир 125 танкового батальона майор Пётр Орехов - будущий Герой Советского Союза - представляет командира башни танка Т-34 старшего сержанта Ивана Гусева к ордену Красной Звезды. 
Это было время, когда 112-я танковая бригада «Революционная Монголия», в которую входил батальон, вела тяжёлые бои с превосходящими силами гитлеровцев в Харьковской области.
Если верить записанным школьниками воспоминаниям, наш земляк попал на фронт только 7 июля 1943 года - в пекло вторые сутки полыхающей Курской битвы. Однако сам факт того, что призванный в 1941-м, он за два тяжелейших для страны года ещё, как говорят солдаты, не понюхал пороха, у нас вызвал сомнения. И, как оказалось, сомнения обоснованные. 
Из того же наградного листа явствует, что Иван Михайлович Гусев на передовой с 15 сентября 1941-го, а 10 декабря того же года получил лёгкое ранение. 
Где вступил в борьбу с нацистской нечистью вчерашний колхозник из Верхоценья?
Ответить на этот вопрос, пользуясь только интернет-ресурсами, крайне сложно - практически невозможно. Прояснить картину может только военкомат, через который проходят все запросы о судьбе участников Великой Отечественной войны. Но даже и он, как показывает практика, не всегда способен восстановить картину прошлого: какие-то архивы были утрачены в ходе боёв, а какие-то записи просто не велись ввиду тяжелейшего положения на фронтах…
Мы можем лишь предполагать, что, как и сотни тысяч мобилизованных в первые месяцы войны, Иван Михайлович практически сразу попал на передовую - отнюдь не в танковую, а пехотную часть. НО месте, где первый раз опалило его дыханием смерти, остаётся только гадать, а вот в дальнейшем Гусева действительно направили на танковые курсы. Потерявшая тысячи бронированных машин Красная Армия остро нуждалась как в самих танках, так и в людях, способных на них воевать.

Крещение огнём

Ставшая позднее бригадой, 112-я танковая дивизия была сформирована в августе 1941 года на Дальнем Востоке и на передовую прибыла 7 ноября. Первый бой танкисты приняли 17 ноября, под Серпуховом. Их отчаянная контратака помогла спасти Тулу от окружения. Затем был стокилометровый марш и новый бой с рвущимися к Москве частями вермахта под Каширой.
После того, как началось знаменитое контрнаступление войск Западного фронта, 112-я танковая вместе со стрелками 340-й дивизии разгромили Рудненско-Ревякинскую группировку немцев и отбросили их от Тулы. Освобождала Ясную Поляну, Венёв и Щёкино.
Танковый кулак дивизии больно ударил во фланг группировке Гудериана и, рассекая её, устремился в прорыв…
Ни жестокие морозы, при которых «коробки» танков превращались в холодильники, ни глубокий снег, ни ожесточённое сопротивление немцев не смогли остановить натиск наших частей, с боем ворвавшихся в Калугу.
За массовое мужество и героизм 112-ю бригаду (переформирование состоялось 2 января 1942 года) наградили орденом Красного Знамени. После небольшой передышки танкисты вновь устремились на запад – выбивать врага из Юхнова и Масальска. 
В историю части вошёл момент торжественной передачи подразделению танков, построенных на средства трудящихся Монголии. Делегацию возглавлял легендарный маршал Чойбалсан. Так 12 января 1943 года в бригаде, получившей название «Революционная Монголия», появились именные танки «От малого хурала», «Маршал Чойбалсан», «Сухэ-Батор», «Монгольский чекист» и другие. 
Всем им, и людям и машинам, через полгода предстояло выдержать невиданный по мощи удар ощетинившегося «тиграми», «пантерами» и «фердинандами» врага на Курской дуге…

Укрощение «кошек» Гитлера

Зафиксированная поисковиками дата вступления в бой Ивана Гусева - 7 июля 1943 года - совпадает с журналом боевых действий бригады «Революционная Монголия». Именно в этот жаркий солнечный день командование бросило 112-ю на опасный участок, под село Сырцево в 55 километрах от Белгорода - навстречу рвущейся на оперативный простор моторизованной дивизии СС «Великая Германия». 
Попав под огонь затаившейся четвёрки тяжёлых «тигров», передовой отряд понёс потери. Экипажам ещё не приходилось сталкиваться в бою с такими мощными и хорошо защищёнными машинами врага. Однако вскоре на командный пункт одно за другим стали поступать радостные донесения: «Тигры» можно бить! «Тигры» горят!»
Дорого далась «Революционной Монголии» эта лихая «кавалерийская» атака – лоб в лоб на «тигры» и «пантеры»: в первый же день бригада потеряла 20 танков из 65-и. Пятнадцать из них сгорели, от удара снаряда в мгновение превратившись в пылающие гробы…

Счёт сержанта Гусева

Мы не знаем, сколько за войну на стволе пушки «тридцатьчетвёрки» Ивана Гусева появилось нарисованных краской звёздочек – по числу одержанных в танковом бою побед. Но про одну знаем точно: своего «тигра» верхоценец уничтожил в одном из августовских боёв 43-го – в Харьковской области.
Краткие сухие строки наградной реляции не передают драматизма, накала того сурового времени…
- В бою в районе Марьино, Высокополье Краснокутинского района Харьковской области с 11 по 16 августа 1943 года, - выведено рукой писаря, - Гусев показал себя смелым и инициативным. В бою его танк уничтожил один тяжёлый немецкий танк Т-6 (то есть «тигр» - Ред.), 5 автомашин, до 20 повозок с лошадьми и 20 солдат и офицеров противника.
Чего стоили экипажу эти победы, могут знать только те, кто сам шёл в атаку в тесной броне танка, смотрел на врага сквозь узкую щель триплекса. Кто выпрыгивал из подожжённых машин, кто всю войну ночевал под их железным днищем. Кто глох от контузий, выл от ожогов и стискивал зубы, хороня павших товарищей... 
Пройдя сквозь сотни боёв, тысячу смертей, Иван Гусев остался жив, закончив Великую Отечественную в Берлине.
Последнее боевое задание - и это весьма символично - танкисты 44-й гвардейской Бердичевской бригады (такую нумерацию получила «Революционная Монголия» одновременно с присвоением гвардейского звания) выполнили 1 мая 1945 года в штурмуемом Берлине. Им было приказано овладеть западной окраиной Тиргартена - зоологического сада. Утром оборонявшиеся гитлеровцы выкинули белый флаг…

 
Рубрики: 

Главное

Лента новостей

Наверх