Сегодня

Четверг, 26 апреля 2018
vkontakte twitter facebook ok

Человек - это святость сама, если в нём человек остаётся

Номер газеты: 
47
Дата публикации: 
23.11.2016
В свет вышла вторая книга писателя, основателя семейной школы в селе Моршань-Лядовка Юрия Наумова.
     В Тамбовском издательстве «Принт-Сервис» вышла книга Юрия Петровича Наумова - нашего земляка, писателя, известного в нашем крае ещё и как учителя, создавшего семейную школу в селе Моршань-Лядовка. Это 2-е, теперь уже посмертное издание, подготовленное его женой и коллегой, кандидатом филологических наук Ольгой Митрофановой: рассказы, зарисовки, этюды о жизни села в ХХ веке, о людях, которых автор знал и с которыми работал. «Каждого из них я хотел понять лучше, хотя сами по себе факты говорят о том, что о них стоило сказать своё слово со стороны», - замечает он в кратком вступительном слове. 

     В ПОСЛЕСЛОВИИ Ольгой Викторовной охарактеризованы все четыре раздела книги, названия к которым, как она пишет, взяты из стихотворений автора. Первый раздел «В пути следы не исчезают» подчёркивает значение детства, отрочества и юности героев в их судьбе. Произведения второй части «Труд по-прежнему людям родня» посвящены излюбленной теме автора - мастерству человека в избранном деле. В третьей части «Ветер рвёт просторы русские» писатель рисует характеры, которые способны сопротивляться стихиям природы и оставаться самими собой в грозные периоды общественных перемен; представлены здесь и герои, которые не находят в себе сил устоять в этой жизни. Название четвёртого раздела (оно вынесено в заголовок этой статьи. - Прим. ред.) - «Человек - это святость сама, если в нём человек остаётся».  Как замечает О.В. Митрофанова,  это высказывание «является творческим кредо автора: писатель безмерно верит в святость человеческой природы, предназначенной утверждать на Земле созидание».
     Послесловием её статью можно назвать условно, так как в книге она размещена после рассказов и зарисовок Ю.П. Наумова. Это скорее биографическо-филологическое исследование, своего рода подведение некоторых итогов жизнедеятельности незаурядного человека, каким мы помним Юрия Петровича. И никто другой, пожалуй, не сделал бы это так полно, ёмко и содержательно, как Ольга Митрофанова, прошедшая рядом с мужем долгий жизненный путь, с которой он наверняка делился своими чаяниями, размышлениями, сомнениями, творческими изысканиями. А если где и промолчал, она понимала его без слов, чувствовала, как может чувствовать самый близкий родной человек. Ей ведомы и дороги все мельчайшие штрихи его биографии. Такой вывод невольно напрашивается после знакомства с этим исследованием с красноречивым заголовком -  «На полотне судьбы народной». 
     Однако сегодня речь не о нём - исследование достойно отдельной публикации. С ним может ознакомиться каждый, кто прочтёт эту книгу и узнает для себя много нового и интересного. Мы часто довольно поверхностно составляем представление о людях, с которыми так или иначе соприкоснулись в жизни. Вникнуть поглубже, постараться понять - на это то ли не хватает времени и сил, то ли умения и желания. В результате многое теряем, упуская познание человека как части мироздания и нашей жизни. 
Когда по воле случая приоткрываются незнакомые нам страницы чьей-то биографии, творчества, удивляемся новому взгляду на этого человека. Хочется восполнить утраченное, встретиться с ним, поговорить по душам, но бывает уже слишком поздно. 
      К сожалению, так случается не только по отношению к землякам или коллегам, но даже самым близким нам людям. Юрий Наумов был другим - вникал, подмечал характерное, анализировал, сочувствовал, понимал, просматривал связь поколений и времён. Другим писатель просто не может быть.
     КНИГА увлекает с первых, казалось бы, незатейливых рассказов, отражающих детские впечатления и наблюдения автора. Автор самобытно живописует родную природу, подмечая свойственное из её законов людям. «Сладкое всегда из горькой оправы берётся» - это не только о колючем ягодном кустарнике сказано в рассказе «Ежевичник». 
Взглядом художника он обращает наше внимание на особенности природы, столь нелюбимых нами оврагов. Ненароком даёт понять по-некрасовски, только в прозе - нет безобразий в природе, всё имеет смысл и взаимосвязано. Эти овраги «извилистой рекой плещутся с притоками по полям и обширным просторам земли русской. Рукава оврагов бывают мельче, но плодородней, глубже и затаённей».
     В рассказе «Испуг» подмечает: «Зависть в людях с самого раннего детства пожирает благородные крупицы, особенно у тех, кто к ней склонен при определённых недостатках». 
     Завораживает первозданной чистотой чувств в рассказе «Первая любовь» о мимолётной встрече, оставившей в душе его героя неизгладимый след: «...Верно, это была первая моя любовь. Глубокая любовь с ответом. Сумели ли бы мы её разделить или уронили бы, разбили? Да и как разделить то, что неделимо? Всё прекрасное осталось в наших доверчивых, беззаботных объятьях, без подозрений, без обмана и лжи»;  «...Я ощущал Риту нетронутым цветком, какой она оставалась на моей руке в реке Студён-Ивановского сада»;  «Маргарита умерла, но осталось жить то, что неразделимо живёт между людьми. Имя неделимому - любовь».
     Без внутреннего содрогания нельзя читать рассказ «Отбитые паморки» - о судьбе без вины виноватого фронтовика, ставшего зэком, о лагерных бесчинствах, доведших его до сумасшествия. О изломанном детстве его детей, перенесённых ими ужасах после возвращения домой потерявшего разум отца. Особенно досталось его старшему сыну. Интеллект его, скорее всего именно по этой причине, как пишет автор, «не достиг высоты». Но, став взрослым, «дело он вёл с исключительной искрой. Она божьей звездой горела в нём, унаследованная от двух дедов-мастеров». 
     Паморки - почти не употребляемое сегодня слово, в толковом словаре обозначено как сумерки сознания. Нельзя не восхититься столь безупречным знанием автором родного языка, колоритом и образностью его речи. Таких самобытных и забытых нами слов в его рассказах немало. Речь его героев вырисовывает их характеры, эпоху, где у хороших хозяек было «запашистое молоко», а мастеровые люди до тонкости знали своё дело. 
     Нельзя без волнения читать рассказ «Судьба» - о старом коммунисте Савине, поведавшему внуку Емельяну о том, как будучи председателем сельсовета в первые после революции годы он едва не погиб от рук бандитов, спрятавшись в скирд соломы, который те протыкали штыками. Уцелел чудом и требуемую ими печать не отдал. 
     Трогательным чувством проникаешься, знакомясь с рассказом «Последний подарок» про многоопытного деда Артёма, который будучи стар и слаб глазами шил внуку Андрею безрукавку из твёрдой дублёной чёрной овечьей шкуры. Внук отправлялся в Сибирь, и эта безрукавка спасла его от холода и болезней.

     ПЕРЕД читателем зримо предстают картины уклада крестьянской жизни, их характеры, пережитые ими события. Вместе с автором к одним героям проникаемся большой симпатией, как к садовнику Александру Малышеву - по-настоящему «болеющему своим делом», который украсил колхозным садом целую округу на Саратовщине. Писатель называет его образно - «садодельцем», отмечая характерное «...сама простота, искренность, но и гордость - не та, которую путают с заносчивостью, а гордость за свой труд, за свои умения».
К другим героям рассказов испытываем сочувствие. Как, например, к Михаилу Боротову, пострадавшему за свою принципиальность - рассказ «За бортом». Или Тихону Ярцову - одинокому юродивому, всю жизнь усердно служившему сельской церкви, а в старости оставшемуся немощным и без какого-либо попечения и помощи. Вместе с ним сопереживаем переменам, произошедшим в отношении людей к церкви, которая, по словам автора, в те годы была уже не та, и к деревне, которую ожидала та же участь. «Вместе с церковью, отделённой от государства, хирела и деревня, объединённая с другой в более обширный колхоз. Деревня благородно давала государству хлеб, масло, мясо, тянулась подобно Ярцову, из последних сил, старалась, надеясь, что и её когда-нибудь поймут, будут гнать деньги не на ЦСУ и ВАСХНИЛы, не на олимпиады и дачи с санаториями, а станут строить деревни, где труд и отдых будут идти рука об руку. Людям села надоело трудиться без денег, они видели, что приезжим наёмным работникам платили за два месяца больше, чем сельчанам за год; им становилось обидно, и молодые убегали, а старые постепенно уходили из жизни. Умирала деревня, умирало прошлое, расцветали города, испаряя асфальтовую гарь. Там усердно долбали и переделывали асфальт, а в сёлах машины выбивались из сил на ухабах».
Автор не склонен к нравоучениям, читатель выводы делает для себя сам, с чем-то соглашается, а где-то в душе и спорит. Но преподанный «Социальный урок» (рассказ так и называется), юноше отцом-пчеловодом на примере пчёл-тружениц, в семьях которых царит порядок, и где не терпят трутней, несогласия, думается, не вызовет ни у кого из читателей. 
     Неисчерпаемой душевностью, сыновней признательностью покоряет рассказ «Бабушка», наполненный личными впечатлениями автора. Наверное, многие люди, особенно старшего поколения, воспримут эту бабу Катю как свою родную, вспомнят своих бабушек - таких же искренних, самозабвенно любящих внуков, но при этом строгих, умело наставляющих их на путь истинный. 

     О КНИГЕ в статье всего не расскажешь, её просто надо читать. Верится, что сердце каждого читателя по-своему отзовётся на авторское видение жизни и умение запечатлеть эпоху и людей, населявших наш край, очень разных и самобытных. «Писатель-гуманист, - как замечает в своём слове о нём Ольга Митрофанова, - находит такие черты своих героев, которые способны осветить человека и показать читателю живую его душу».
     Книга интересна опубликованными в ней воспоминаниями современников о Юрии Наумове. Совершенно разные люди: главный финансист администрации Инжавинского района Анна Позднякова, ответственная за молодёжную политику, развитие физкультуры и спорта Ольга Пронина, ветеран педагогического труда Ольга Краснослободцева, методисты ИМЦ системы образования района Галина Попова и Василий Попов привели много фактов, отличающих Юрия Наумова - педагога, человека и писателя. Фактов, ценных для нас, для сохранения о нём памяти, красноречивых, зовущих к размышлениям и осмыслению жизненного пути нашего современника - не всегда и не всеми понятого, отличающегося неожиданными высказываниями и неудобного для кого-то своими поступками. Однако направленными на то, чтобы сделать жизнь лучше. Он оставил после себя бесценный опыт работы семейной школы и литературное наследие. 
     В книге 196 страниц. На лицевой стороне обложки с одной стороны фото: Юрий Наумов правит лошадью, держа путь на восток, где вдали виднеется сельская Покровская церковь. На другой - цветущий яблоневый сад и его слова: «...Божественно в саду весной: он всегда пробуждал в утончённых душах стремление ощутить нечто такое, отчего запела бы душа, стремление разбудить в себе, что спало.
     Скупа, скудна иногда местность от одного того, что человек живёт в ней по инерции, боясь прикоснуться к земле или боясь заняться на ней вплотную каким-то большим и серьёзным делом».
     Иллюстрации, а это фото, подготовлены его дочерью Е.Ю. Митрофановой.

Рубрика: 

Оставляя комментарий Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности на сайте.

Наверх